Оккультные корни Октябрьской революции. (Свердлов)

24.02.2018 01:00 Протоиерей Леонид Константинов Настоятель - Доклады настоятеля
Печать

В июле-августе 1918 года резче, чем когда-либо, проступила угроза для личной власти Ленина. На политическом горизонте вырисовывалась фигура нового партийного руководителя: не оратора и идеолога, каким был Троцкий, и не авторитетного вождя, кем был Ленин, а незаметного партаппаратчика функционера, известного лишь в узких кругах партии – Свердлова. Эта личность – одна из самых страшных и одиозных фигур в российской истории. И самых загадочных. Она как бы вообще «выпадает» из рассмотрения исследователей.

Удивляет количество чрезвычайных почестей, которыми его удостоили. Похоронен у Кремлёвской стены – (не в стене, а у стены), в шеренге немногих «избранных». Его именем был назван огромный областной город, площадь в самом центре Москвы, десятки посёлков, станций, колхозов, кораблей. Это имя было присвоено многим советским и партийным учреждениям, воинским частям, школам, больницам, пионерлагерям, заводам и фабрикам. В каждом городе и даже городишке обязательно была улица Свердлова… То есть почести по самому высшему разряду! Из руководителей партии и правительства таковых удостоились считанные единицы. Но при этом всегда оставалось непонятным – а за что?

Ведь писали о нём совсем мало. Он как бы всегда оставался «в тени», не сам по себе, а «при» Ленине. Была издана всего лишь одна книжка его речей. И ответа на вопрос о его заслугах она не даёт. Теоретиком он не был. Все его речи, статьи, доклады – достаточно серенькие, примитивные, без следа какой-либо оригинальной мысли. В годы советской власти был снят художественный фильм «Яков Свердлов». Один. Скучный, туповатый и сугубо плакатный. Тоже без ответа на вопросы. Был издан сборник воспоминаний о нём. Один. И одна биография – сухая, выхолощенная. Да и то, вышла не в Москве, а в Свердловске. Труды публицистов провинциального уровня. Складывается впечатление, что всё это делалось «для галочки», для заполнения пропагандистского «вакуума». А вот научных полновесных монографий о нём никогда не было. Ни одной. И за рубежом о советских вождях создавалась масса литературы: Ленина, Троцкого, Сталина, Дзержинского, Бухарина по косточкам раскатывали. А о Свердлове ничего. По каким-то причинам его всё время обходили стороной.

Когда настала «перестройка» с «гласностью», а затем и «демократизация», кажется все запреты снялись и архивы открылись. Покатился целый поток книг, статей, телепередач, «разоблачительных» компаний. Но героями их снова становились те же персоны – Ленин, Троцкий, Сталин, Дзержинский, Бухарин… но не Свердлов. Хотя автором всех самых громких и чудовищных преступлений «военного коммунизма» являлся именно он. Конечно и остальные вожди большевиков были не ангелами во плоти. Но «честь» авторства начала кровавых репрессий против русского народа неизменно принадлежала ему. А другие «руководители» лишь развивали и продолжали его «начинания». И в своё время Свердлов был величиной даже более крупной чем Троцкий и Сталин. Он был «вождём номер два». И только после его смерти на этот ранг стал выдвигаться Троцкий.

Наивные современные теледебатчики глубокомысленно рассуждают, что если бы Свердлов не скончался раньше, он «вряд ли бы пережил 1937-й год». Близорукие крикуны не задумываются о том, что при подобном раскладе не было бы самого 1937-го. Точнее, он был бы, но гораздо раньше и с другими последствиями. И покатились бы головы и Сталина, и Молотова, и Калинина и тысяч других «сталинистов». Потому, что Свердлов был гораздо умнее и хитрее и Троцкого, и Сталина, и Дзержинского вместе взятых. И он никогда бы не позволил так запросто перехитрить себя и оттеснить от власти. Потому, что «вождь номер два» имел свою собственную реальную и мощную группировку внутри партии. И она, эта «свердловская когорта» была настолько сильной, что в конце своей короткой жизни Свердлов готов был встать в оппозицию самому Ленину. И сегодня выясняется, что он ни разу не покидавший Россию, имел тайные связи с зарубежьем, и прежде всего с США. Но об этом позже.

А пока коснёмся истории в организации и осуществлении Екатеринбургского злодеяния, в которой одной из самых главных и зловещих фигур большевистской верхушки является, безусловно, фигура Свердлова. Его вообще можно отнести к гениальным сатанинским личностям, если только к сторонникам преисподней можно отнести такой термин. Прожив очень короткую жизнь (на момент смерти ему не было 34 года), Свердлов успел сделать для победы мировой революции и задать такие темпы массового кровопускания, на какие ни до, ни после не оказался способным ни один мировой злодей, включая и Гитлера.

Троцкий очень любил, и ему это льстило, когда его называли «демоном революции». Но по сравнению со Свердловым фразёр и демагог Троцкий явно проигрывал. Имя «демона революции» по праву заслужил не он, а Свердлов. В отличии от Ленина и Троцкого, он не произносил истеричных и пафосных речей, не объезжал фронты в бывших царских вагонах, не давал интервью иностранной прессе и не мелькал на страницах газет и журналов. Занимая высший пост в советском государстве он всё время оставался в тени, предпочитая руководить из-за занавеса. Его речь, всегда спокойная и рассудительная, его интеллигентный внешний облик с неизменным пенсне и бородкой клинышком, его миндалевидные, всегда чуть печальные глаза скорее наводили на мысль о земском враче, чем о главаре одного из самых кровавых режимов мировой истории. Но тот, кто близко знал Свердлова, знал и как обманчив этот облик интеллигентного доктора. В нём чувствовалась такая мощная сила и железная убеждённость в совершаемом им зле, что поневоле его признавали негласным лидером всей партии. Его тихий голос внушал ужас во много раз больший, чем истошные крики Ленина и Троцкого. Именно этот человек передал приказ об убийстве Царской Семьи и развязал чудовищный красный террор. Именно он стал инициатором так называемого «расказачивания», когда было зверски убито, в том числе закопано заживо, четыреста тысяч донских казаков, включая женщин и грудных детей.

Директива за подписью Свердлова о проведении геноцида среди казачества указывала: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно. К среднему казачеству применить все меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти. Конфисковать хлеб и ссыпать его в назначенные пункты. Всем комиссарам проявить максимальную твёрдость и неуклонно проводить настоящие указания». Троцкий поддерживал зверства Свердлова и говорил: «Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции и пусть их последние остатки, как евангельские свиньи, будут сброшены в Чёрное море». Таким образом запрещалось само слово «козак», а также ношение традиционной формы, погон и лампасов. За нарушение – расстрел. В трёхдневный срок объявлялась сдача оружия – дедовских шашек и кинжалов. За нарушение - расстрел. До марта 1919 года не было ни одной кровавой глобальной акции большевиков, инициатором которой не был бы Свердлов. Недаром его называли «мозгом партии». В своих работах историк Павел Пагануцци писал: «У нас нет никаких сомнений, что чудовищные преступления большевиков, превзошедшие все меры жестокости, были совершены по приказанию из центра, Москвы, и главная ответственность за них лежала на Свердлове».

Роль этого садиста в организации убийства Царской Семьи столь значима, что необходимо остановиться на его личности более подробно.

Он родился 22 мая 1885 года в Нижнем Новгороде в семье владельца гравёрной мастерской. На идиш его полное имя звучало как Янкель Мовшевич Свердлов. В некоторых исследованиях уверяется, что его настоящая фамилия была Розенфельд, но источник этих утверждений не приводится. Прадед Свердлова, мещанин из города Полоцка, был искусным сверловщиком. По-видимому, от белорусского слова «свердло» и произошла фамилия. Известна связь М. Горького с семьёй Свердловых. Именно Горький принял живейшее участие в судьбе старшего брата Свердлова – Зиновия, усыновив его. При этом он одновременно был и его крестным отцом, что, безусловно, являлось святотатством, так как согласно православной вере отец и крестный не могут быть одним и тем же лицом.

Сам Яков Свердлов, окончив только четыре класса начальной школы, побыв немного помощником аптекаря, будучи 15 лет от роду, ушёл в революцию. Причины, приведшие Свердлова в революцию смутны. Набившая оскомину ложь об «официальном русском антисемитизме» опровергается самим Свердловым который писал: «Я лично никогда не знал национального гнёта и не подвергался гонениям в качестве еврея». А это значит, что причина революционности Свердлова имела под собой ненависть настолько глубокую и древнюю, которую без сомнения культивировал в молодом Свердлове его отец. Дело в том, что по мнению исследователей, ни к каким революционным организациям молодой Свердлов не примыкал. И вопрос этот весьма запутанный и таинственный, как, впрочем, и вся жизнь Свердлова. По официальной советской канонической биографии он с самого начала действует как член большевистской партии. Однако никаких свидетельств о том, что Свердлов состоял в рядах РСДРП до 1917 года не имеется. В своих листовках он обычно подписывался как «социал-демократ», и скорее всего никакого отношения к большевикам в те годы не имел. Через своего родного брата, живущего в Америке, он представлял интересы тайных организаций и прежде всего Якоба Шиффа. Именно этот заокеанский банкир финансировал все три революции в России – одну в 1905-м году и две в 1917-м. В своём письме к Кире Бессер 17 января 1914 года Свердлов пишет: «Теперь лишь слепые могут не видеть, как вырастает сила, которой предстоит играть главную роль в последнем действии трагедии. И так много прекрасного в росте этой силы, так много бодрости придаёт этот рост, что право же, хорошо жить на свете».

Что это была за сила, которой так радовался Свердлов? Советские «историки» уверяли, что он имел ввиду пролетариат, но в этом надо усомниться. Потому что сегодня имеются более веские доказательства приверженности Свердлова к каббалистическому оккультизму и чёрной магии.

Исследователь его жизни В. Е. Шамбаров пишет: «Свердлов был настолько махровым оккультистом, что свидетельства о его увлечениях просочились даже на страницы советских работ! Известно, что он не расставался со шкурой своего пса, а во время сна она всегда лежала у него на кровати. Тех, кто имеет домашних животных и привязан к ним, от такой любви наверно передёрнет. Но дело в том, что здесь на лицо известный магический ритуал. И не просто магический, а чёрной магии. Потому, что сохраняя часть трупа, некроманты определёнными обрядами стараются «притянуть» дух умершего существа к земле, к материальному плану. То есть, не позволить ему уйти в мир иной и использовать в своих целях».

Далее В. Е. Шамбаров приводит факты изображения Свердловым оккультных рисунков и знание им магических ритуалов. Наконец загадкой для исследователей является причина отъезда Свердлова на Урал, где у него не было ни родственников, ни знакомых. Там, на Урале, накануне революции 1905 года он создал организацию под названием «Боевой отряд народного вооружения», куда вошёл и Миней Израилевич Губельман (Емельян Ярославский). Эта организация ставшая одной из самых преступных и кровавых, была полностью во власти своего хозяина – Свердлова. В ней, как в «классической мафии или в масонских орденах были созданы несколько уровней посвящения в тайну. А полной информацией обладал только тот, кто находился на верху пирамиды». (О. А. Платонов). Руководителем всех антиправительственных акций на Урале являлся Свердлов, причём в руководстве своими боевиками всегда опирался на чудовищную жестокость. Все члены этой организации, не согласные с кровавыми методами Свердлова, были так или иначе оттеснены от дел. Уже тогда будущий палач Царской Семьи ставил своей главной задачей цареубийство. 19 мая 1905 года в день рождения Государя Свердлов пишет листовку: «Пробил твой последний час, тебе и всем твоим!» Как сильно отличается тон этой листовки от истеричных криков Ленина! Не поток ругательств, не пустые разговоры «об отрубленных головах сотен Романовых», а прямая явная угроза, произнесённая торжественным, спокойным тоном – «тебе и всем твоим!» Нечеловеческая вековая злоба дышит от этих строк, словно Свердлов только озвучивает, передаёт послание кого-то другого, более могущественного, чем он.

Безусловно, что в это время он действует самостоятельно, не опираясь ни на какие большевистские структуры, которых на Урале в то время фактически и не было. Кто же финансировал и снабжал оружием Янкеля Свердлова и его бандитов. Ведь они получали хорошее ежемесячное жалование по 150 золотых рублей и были на полном содержании? Точного ответа на этот вопрос нет, но какие-то предположения сделать можно. Свердлов был охвачен одной тайной идеей. Определить характер этой идеи представляется сложным, потому, что он был замкнутым человеком. Но то, что это была чёрная и страшная идея разрушения и смерти – сомневаться не приходится.

Однако после разгрома революции в 1906 году Свердлов был арестован и осуждён на два года тюрьмы. А в марте 1910 года его сослали на север, в Нарымский край. В июле 1910 года он дважды совершает побег. Его ловят и ссылают ещё дальше в Туруханский край, где он знакомится со Сталиным. К слову сказать между Свердловым и Сталиным сразу возникло взаимное неприятие. В Туруханском крае в жизни Свердлова ещё одна загадка. Он часто посещает селения остяков и тунгусов, хантов и эвенков, учит их язык и любит общаться с шаманами. Зачем это ему нужно? Это ещё одна тайна из его жизни. С большой долей вероятности данный интерес мог быть связан с грандиозным катаклизмом, случившимся в этих краях незадолго до приезда Свердлова, - падением Тунгусского метеорита. Для его поисков и для исследования результатов и последствий катастрофы посылалось много экспедиций. Не исключено, что изучение Свердловым языков остяков и тунгусов было связано с тем же, с возможностью расспросить шаманов и что то вызнать. Ведь с чего бы это еврею-революционеру интересоваться метеоритом? Однако отгадка данной загадки есть, и подтверждение такого интереса имеется. Как свидетельствует ссыльный Адольф Тайми, Свердлов с подручными на двух лодках предпринимал путешествие на Подкаменную Тунгуску. «Политические» были в той глухомани почти свободными, ходили на охоту, рыбалку. И Свердлов посетил места, прилегающие к зоне падения Тунгусского метеорита. Весь вопрос заключается в следующем – зачем? Ведь ходили многочисленные слухи, что это было не падение метеорита, а сам «падший ангел» упал на землю, после чего и начались в России великие смуты. В это время и грянула февральская революция. И Свердлов уже через месяц был в Петрограде, поучаствовал в 7-й Апрельской конференции РСДРПС(б) где впервые встретился с Лениным. На конференции Свердлов неожиданно избирается секретарём ЦК, что вызвало резкое противодействие Ленина. Как писал в последствии Троцкий, «уже очень скоро Ленин виновато заговорил – «а ведь мы были вначале против его введения в ЦК, до такой степени недооценивали человека! На этот счёт были изрядные споры, но снизу нас на съезде поправили и оказались целиком правы!» Вот так вот. Из грязи да в князи! На самом деле до сих пор неясно, кто «поправил» Ленина и заставил включить Свердлова в партийное руководство. Но именно с этого момента начинается стремительный карьерный рост Янкеля Свердлова. Не будучи ни крупным организатором – теоретиком партии, ни выдающимся оратором, тридцатидвухлетний Свердлов сразу же и прочно выдвигается в первые ряды большевистского руководства. Хотя из его доклада VI-му съезду партии видно, что он плохо разбирался в партийной расстановке сил и даже плохо знал, кто такие большевики. Это слово в его докладе не встречается ни разу. Но его явно продвигала какая-то сила, к которой ни Ленин, ни большая часть большевиков не имели прямого отношения. И с самого начала проявляются диктаторские замашки Свердлова. Он явно ставил себе задачу стать первым человеком в партии. Дело доходило до того, что он игнорировал Ленина. Вместе с Троцким он делал всё, чтобы не допустить Ленина в помещение Смольного накануне Октябрьского переворота. И в первые дни после Октября ни Ленин, ни Троцкий не были работоспособны от нахлынувших треволнений свалившейся на них власти. Встаёт вопрос, кто же руководил подготовкой декретов ВЦИК, если Ленин и Троцкий были неработоспособны? Ответ напрашивается сам собой: конечно, Свердлов. Уже 9 ноября 1917 года на первом заедании ВЦИК председателем был избран Лев Каменев (Розенфельд). Но в своей должности пробыл очень недолго. Через 11 дней он был смещён со своего поста, в связи «с дезорганизаторской политикой и неподчинением ЦК». 21 ноября Ленин, неожиданно для всех предлагает на пост председателя ВЦИК кандидатуру Свердлова. И с этого момента Свердлов приобретает фактически равное положение с Лениным, а в каких-то вопросах, безусловно, он обладал большей, чем Ленин, властью.

В марте 1918 года президент США Вудро Вильсон послал на имя Свердлова приветственную телеграмму открывшемуся в Москве съезду Советов. Французский дипломат Нуланс пишет: «14 марта 1918 года в Москве открылся IV съезд Советов. Президент Вильсон почёл за благо обратиться к съезду с приветственной телеграммой, о которой Свердлов поставил в известность собрание». По существу это было признание правительством США кровавого большевистского режима в качестве законной русской власти. Собственно говоря это было выражением поддержки со стороны крупного американского капитала. Как известно, троцкисты были связаны с еврейскими масонскими ложами в лице американского банкира Якоба Шиффа. Но и Свердлов имел контакты с Шиффом через американскую миссию. И деньги в период с июля по октябрь поступали Советам оттуда.

Свердлов ответил Вильсону тоном настоящего главы государства. Но не только американский президент выделял Свердлова из общего числа советских деятелей. Германский посол Мирбах, несмотря на то, что креатурой Германии был Ленин, а не Свердлов, тем не менее «вёл важнейшие дела преимущественно со Свердловым, а не с Лениным». И Свердлов вёл себя с Мирбахом как властный правитель. Так, совсем ещё молодой, 32-летний человек, вчера ещё – мало кому известный партиец, всего за несколько месяцев совершил головокружительную карьеру. Ленин – во главе правительства и ЦК, а Свердлов – председатель парламента и руководитель Секретариата ЦК. Но даже и не просто парламента! И не просто Секретариата! Как и прежде, Секретариат остался единственным аппаратом ЦК. То есть Центральный Комитет мог сколько угодно заседать и выносить решения. А их оформление, рассылка, работа с нижестоящими организациями шли только через Свердлова. Совдеповский «поэт» и лизоблюд – Демьян Бедный (Придворов), которого за глаза даже близкие презрительно называли «лакей» и «шут гороховый» подмазываясь к Свердлову льстил ему стишками «У дядюшки у Якова, добра хватает всякого: И волос, и голос. И всегда готовая резолюция – да здравствует социальная революция!»

8 апреля 1918 года Свердлов единолично упраздняет национальный русский бело-сине-красный флаг, утверждённый в качестве государственного Императором Николаем II и утверждает в качестве нового – красное полотнище с масонско-каббалистическими символами – пятиконечной звездой (пентаграммой) и молотом. Крупнейший сатанист XX века Э. Леви писал по поводу пентаграммы: «Все тайны магии, символы гностицизма, фигуры оккультизма, все ключи каббалы – всё это заключено в знаке пентаграммы. Знак этот самый великий, самый могущественный из всех знаков. Кто не признаёт знамение креста, тот трепещет при виде звезды микрокосма».

С магическими соображениями был связан и выбор Свердловым Московского Кремля для размещения Совнаркома и ВЦИК. Согласно оккультным теориям, Кремль – «духовное сердце» России. Кто владеет им, тот владеет и всей страной. Да и с точки зрения безопасности оккультисты считают кремлёвские стены не только физическим препятствием, но и мощным кольцом магической защиты. Со времени их строительства ни один враг не смог силой ворваться в них извне. Поляков в 17-м веке изменники – бояре впустили добровольно, а Наполеону Москву сдали без боя. Наконец, вспомним отрезанные головы Царя и Его двоих ближайших родных. Зачем они понадобились Свердлову? И почему именно три? Даже в «сенсационных» разговорах о доказательстве, предъявленном Совнаркому, фигурирует только одна, царская голова. Следовательно, Свердлов в этом случае замышлял какие-то опыты из области чёрной магии.

Суммируя сказанное, можно понять, почему именно на Свердлова обратили внимание заокеанские «силы неведомые». Почему именно он становится их доверенным лицом. И почему именно ему поручают тайну с организацией ритуального уничтожения Царя и Его Семьи, а затем выдвигают на первое место в советской стране.

В мае 1918 года Свердлов инициирует начало братоубийственной войны в деревне давая зелёный свет пьяницам, бездельникам и уголовникам расправляться с помощью выданного оружия с зажиточными крестьянами. И в деревнях начались кровавые сцены невиданного произвола и насилия. А в июле, в здании ЧК, когда посыльный принёс телеграмму с известием о казни Царской Семьи, Дзержинский побледнел как смерть и выскочил из зала. Не из сочувствия к Царственным мученикам, а из-за гнева на Свердлова, который принял решение о убийстве самостоятельно, не поставив в известность чекистов Москвы. А в это время Гражданская война уже во всю полыхала по окраинам. Возмущённый бесчинствами и грабежами красных извергов восстал Дон. Вспыхнули мятежи и на Кубани. Усиливались добровольцами части Деникина. На Украине пришёл к власти гетман Скоропадский, а в Крыму возникло татарское правительство Сулькевича. А Свердлов, не смотря ни на что, стремился к захвату власти. Он явно становился главным ставленником мировой закулисы, т.е. тем человеком, который должен был стать лидером нового государственного образования, возникнувшего на месте России. Убийство Царской Семьи дало Свердлову «зелёный свет» к подготовке нового и, как он предполагал, окончательно-победоносного витка борьбы за власть. 26 августа 1918 года он направляет письмо Вологодскому комитету РКП(б) подписав его новым титулом: «Председатель ЦК РКП Я. Свердлов». Это было время, когда именно его, а не Ленина называли «красным царём».

Весьма запутана и странна роль Свердлова во время покушения на Ленина 30 августа 1918 года. Исследователь биографии Свердлова историк Шамбаров В. Е. прямо указывает на его попытку убить Ленина, с целью полного захвата власти. «Если посмотреть, кому в тот момент было выгодно устранить Ленина, то больше всех выигрывал Свердлов. После покушения он первым прибыл в Кремль и в тот же вечер занял ленинский кабинет, подмяв под себя и Совнарком, и ЦК, и ВЦИК». То же самое пишет в своей статье и Р. Медведев: «Когда Ленин был тяжело ранен эсеркой Каплан, Свердлов стал на несколько недель фактически главой Советского государства». И если сопоставить факты и говорить о полной власти над Российским Царством, т. е. о символическом замещении места царя, то на пути Свердлова стоял не только Николай II. На его пути стоял ещё и Ленин… Сегодня уже многие исследователи обратили внимание на то, что весомых доказательств, уличающих подслеповатую Каплан, в материалах следствия… нет. Что же касается принадлежности к покушению партии эсеров, то на этот вопрос нужно ответить вообще отрицательно. Ведь Фанни Каплан (Фейга Ройдман) была тяжело больной женщиной, и к тому же… полуслепой. Приехала в Москву из Киева и жила у подруги Анны Пигит. Из-за болезни глаз нигде не работала. Очень стеснялась своего положения нахлебницы. Изображала, будто у неё есть какие-то дела. Брала портфель и уходила. Хотя заметили, что портфель у неё пустой, и она без дела слоняется по Москве и сидит в скверах на лавках. А в день покушения на Ленина она собиралась ехать в больницу, ей опять стало хуже. Никакого револьвера или другого оружия у неё никогда не было. И она никогда в жизни не училась стрелять. Да и где гарантия, что полуслепая попадёт в цель? И в того, кого нужно? Ведь для этого нужен и навык, и обязательно – твёрдая рука.

После покушения именно Свердлов, а не Дзержинский проводит спешное расследование по «делу» Фанни Каплан, и именно по его приказу её быстро расстреливают и прямо на территории Кремля сжигают в бочке. Кстати этот метод заметания следов по-свердловски, т.е. сожжение трупов, невольно приводит нас к Ганиной Яме. О том же свидетельствует и имя человека, руководящего «расследованием» дела Каплан – это Яков Юровский. Безусловно, что действовать в одиночку Свердлов был не в состоянии. Его заговор опирался на мощную поддержку части большевистской верхушки. С этого момента Свердлов был очень близок к «красной коронации». Но «красная коронация» Свердлова не должна была означать сохранение в России какого-либо подобия национального государства. Эта «коронация» должна была лишь означать гибель России, полный захват её сатанинскими силами. К этому шла постоянная подготовка. В городе Свияжске была установлена статуя Иуды Искариота, с протянутым к небу кулаком. Наблюдавший за открытием памятника датский писатель Х. Келер писал, что хотели сначала поставить памятник Люциферу, но, в конце концов, его признали как «не вполне разделявшим принципы коммунизма». Именно с этого времени началось массовое осквернение православных храмов и убийство священнослужителей. Правда приводились подобные акции в отношении и других конфессий. Но Православие было особенно ненавистно богоборцам. О том, что именно Свердлов должен был стать главой «Новой Хазарии», открыто говорил такой известный еврейский коммунист, как Луи Арагон: «Я. М. Свердлов, самый верный товарищ Ленина, ставший первым главой советского государства к несчастью всего мира должен был умереть в 34 года. Безусловно если бы он остался в живых, то не Сталин а Свердлов наследовал бы Ленину».

Однако и в случае неудачи Свердлов был готов в любой момент исчезнуть из залитой кровью страны. Обескровленная ограбленная и расчленённая Россия должна была получить над собой ставленника тайных сил Запада. Кто это будет, для них было, в общем неважно. Главное, чтобы он продолжал обеспечивать для Запада контроль над Россией, выкачивая из неё природные и материальные ресурсы. Уже спустя 16 лет после смерти Свердлова, 27 июля 1935 года нарком НКВД Г. Г. Ягода передал Сталину следующую секретную записку: «На складах Московского Кремля хранился в запертом виде несгораемый шкаф (сейф) покойного Я. М. Свердлова. Ключи от шкафа были утеряны. 26 июля сего года этот шкаф был вскрыт и в нём оказалось:

1. Золотых монет царской чеканки на сумму 108 тысяч 525 рублей.
2. Золотых изделий с драгоценными камнями – 705 предметов.
3. Семь чистых бланков паспортов царского образца.
4. Семь паспортов заполненных на следующие имена (перечисление).
5. Кредитных царских билетов на 750 тысяч», и т.д.

Но это, как говорится, на всякий случай, чтобы, если что, обеспечить тыл.  А пока Свердлов живёт в Большом кремлёвском дворце, пользуется царской мебелью, посудой, скатертями, царским постельным бельём.

Стремительно, менее чем за год он возносится «из ничего» до «вождя №2» в государстве. И нетрудно представить, как разыгрались амбиции 33-летнего человека! Да ещё такого хитрого, честолюбивого, всегда рвущегося к лидерству. Но идёт гражданская война. В этих условиях более ценными, более «незаменимыми» оказываются другие лидеры – Троцкий и Сталин. Оба они на фронтах и в случае победы могут и обходить и оттеснить Свердлова. В Москве оставались только «теоретики» вроде Бухарина. Да и Ленин был не дурак. После выздоровления он уже отчётливо видел и понимал, какую реальную власть подгребает под себя Яков Михайлович. С определённого момента он насторожился самовольством своей «правой руки». Следовательно, надо было предпринимать шаги первому. Ведь Ленин вспомнил, что 30 августа в день покушения, Бухарин уговаривал его не ездить на митинг на завод Михельсона. Однако активно вмешался Свердлов выговаривая: «Что же мы испугаемся всякой буржуазной сволочи? Прятаться начнём?» И заявил, что на своих митингах, в Лефортово и Введенском районе, он непременно будет. И Ленин решился поехать. Неудобным показалось «пугаться» и «прятаться», когда другие выступать будут. Неоднозначен и вопрос с охраной. Ленинский шофёр Гиль в своих воспоминаниях пишет: «В тот день охраны с нами, в автомобиле не было никакой». А ведь охрана советских лидеров в то время напрямую подчинялась Свердлову. Зато сразу после покушения он оказывается возле Ленина одним из первых. Крупская пишет, что когда она вошла в квартиру «около вешалки стоял Свердлов, и вид у него был какой-то серьёзный, решительный. Взглянув на него я подумала, что всё кончено. «Как же теперь будет?» - обронила я. «У нас с Ильичом всё сговорено», – ответил он. «Сговорено, значит, кончено» – подумала я.

Но здесь Яков Михайлович врал. Совершенно неправдоподобно, чтобы «всё было сговорено», и чтобы Ленин персонально с ним оговаривал «политическое завещание». Никаких следов этому нет. А если бы и действительно было такое «завещание», то уж Ленин конечно позаботился бы сделать это более солидно и публично, чем в разговоре с глазу на глаз. Но никто из лидеров партии не упоминает о таком «завещании». Сомнительно и то, чтобы вообще существовали подобные договорённости. Даже в двадцатых годах, будучи неизлечимо больным, Ленин себе преемников не назначал. Ограничился собственными характеристиками ближайших соратников. И всё. И уж тем более сомнительно, что в 1918 году он стал бы назначать Свердлова своим «наследником». Свердлов был человеком №2, был «правой рукой», но не «головой». И с точки зрения духовной близости к вождю недавний выскочка не имел тех «заслуг» которые имелись у других весомых фигур. Но несмотря ни на что, и думая, что всё удалось, Свердлов в тот же вечер под флагом гипотетической «сговорённости» поспешил занять рабочий кабинет Ленина. Захватил все бумаги и документы. Спал в этом кабинете и сосредоточил в своих руках такую власть, каковую не концентрировал и сам Ленин. А пользуясь обретённой властью, подминает под себя весь ход следствия, игнорируя ЧК и лично Дзержинского. Кстати Дзержинского быстро отправили в Петроград, расследовать дело об убийстве Моисея Урицкого. Здесь возникает вопрос – неужели расследование убийства второстепенного деятеля Урицкого являлось важнее покушения на Ленина? Нет. Феликса Эдмундовича специально «придержали» там. Заверили, что в Москве и без него справятся и распорядились продолжать дела в Питере. Кто же распорядился? Кто мог приказать «железному» начальнику ВЧК? Только Совнарком, во главе со Свердловым. Но на лицо факт, что Дзержинского специально устранили от расследования. Зато к делу подключается креатура Свердлова – Яков Юровский. Цареубийца. Отсюда вывод – если Свердлов подключает столь доверенное лицо, допущенное к самым сокровенным его тайнам, то одного этого хватило бы для подозрений, что дело нечисто. И Каплан быстренько пристреливают в Кремле, хотя на Лубянке своих «расстрельщиков» хватало. А вечером тело Каплан жгут в Александровском саду. И кто же подключается к сожжению? Пролетарский поэт – Демьян Бедный (вот и шут пригодился). И куда же девалась потом обгорелая бочка с жутким содержимым? История об этом умалчивает. Дело в том, что когда Коплан показали ленинскому шофёру Гилю, он проронил – «не она». К тому же в её показаниях проскользнула опасная для кого-то информация. Поэтому информация должна была умереть вместе с ней. И дело закрыть, да так, чтобы и Дзержинский, вернувшись в Москву, возобновить не смог. И чтобы эксгумация была невозможна. И чтобы опознание Каплан стало невозможным. Нельзя конечно стопроцентно исключать и её причастность к покушению. Но в любом случае она была обречена и должна была умереть. И обратим внимание на «почерк» преступлений. Этот «почерк» по уничтожению трупов «свердловский».

Сразу после этого Свердлов издаёт указ о создании концлагерей. Это первый официальный документ о создании концлагерей в России. Таким образом, и родоначальником ГУЛАГа является не кто иной как Я. М. Свердлов. Затем, прежде всего в Москве и в Питере, наносится новый мощный удар по священнослужителям. В самых первых партиях жертв приняли мученическую кончину выдающийся деятель Православной Церкви протоиерей Иоанн (Восторгов), епископ Ефрем и ещё целый ряд священников и монахов. От ужасов и репрессий люди стали бежать из Советской России, в основном через Финляндию. Оставались те, кому бежать было не куда, и не на что. Не буржуазия, а интеллигенция – чиновники, студенты, учителя, врачи, гимназисты, инженеры, техники, юристы, журналисты и офицеры – те офицерики, призванные во время Временного правительства. А это была та же интеллигенция, призванная из запаса. Так что «красный террор» стал по своей сути целенаправленным истреблением русской интеллигенции. Той самой, что совсем недавно горячо поддерживала либералов, зачитывалась речами думских оппозиционеров, освистывала царизм, искренне сочувствовала и помогала революционерам, а февраль встретила восторгами, рукоплесканиями, криками о «свободе» и алыми бантами.

К несчастью для Свердлова Ленин стал быстро выздоравливать и поправляться. Тогда в адрес Ильича Свердлов запустил бешеную компанию славословий. Газеты превозносят Ленина и соревнуются в восхвалениях – «великий», «гениальный», «славный», «неутомимый», «самоотверженный», «дорогой вождь и учитель». По всей стране проводятся собрания и митинги. Принимаются и пересылаются в Москву резолюции. Кто дал «зелёный свет» этой лести, проследить не трудно. Начала его газета «Известия». Орган Свердлова. Именно он после покушения принялся делать из Ленина «вождя с большой буквы» и раздувать его культ, превращая в «живое божество».

Надо сказать, что поднятая шумиха Ленину не понравилась. В беседе с Бонч-Бруевичем выздоравливающий Ленин попросил «довести до сведения редакций газет и журналов о его желании прекратить публикацию подобных материалов». И уровень газетной лести убавился. Уже 17 сентября Ленин возвращается к работе и председательствует на заседании Совнаркома. 18 сентября он собственным решением прекращает публикации бюллетеней о своём здоровье. Но здесь происходит неожиданное. Свердлов проявляет чрезвычайную заботу о его здоровье, советуется с врачами и получает  желанное заключение – больному надо ещё лечиться. Поднимает вопрос в ЦК: «Ильич не бережёт себя, а мы должны его беречь». И ЦК принимает решение – Ленину отдыхать и лечиться. И вождя отправляют подальше от столицы – в Горки. А Свердлов снова у руля. Он проворачивает дело о заметании следов по поводу убийства Царя и Его Семьи. В Перми устраивают судилище над левыми эсерами. Их обвиняют в убийстве Романовых. Среди обвиняемых три члена Екатеринбургского совета. Их пытают, и один из них, Яхонтов, выступает с «признанием», что это он организовал убийство, сумел подчинить своей воле Уральский исполком и дал приказ о расправе. Всех приговаривают к высшей мере и сразу же расстреливают. Выходит, что убийца расследует собственное преступление. Но он в это время – занимается «экспортом революции» «Пролетарии всех стран – соединяйтесь». Троцкий поддерживает и выражается предельно откровенно и цинично: «Россия должна стать лишь «охапкой хвороста» для разжигания «мировой революции». А участь самой «охапки» при этом очевидна – она должна сгореть и исчезнуть, превратившись в дым и горстку золы. Правда из Горок всё-таки возвращается Ленин. Он поддерживает идею «мировой революции» но Свердлов при этом отходит (вынужден отойти) на второй план. Тогда, как паук, который должен пребывать в центре сплетённой им паутины, чтобы отмечать каждое сигнальное подёргивание тех или иных ниточек, Свердлов начинает сплошные разъезды по стране. Ему почему-то больше не сидится в Кремле. Там уже сидит выздоравливающий «хозяин», а Свердлов выезжает в Саратов, в Киев, в Прибалтику. Чем объяснить такую перемену? Кто мог отправить его в командировки? Только один человек – Ленин, которого уже достала опека «правой руки». Однако не всё так просто. Свердлов и командировки старается повернуть в свою пользу. По стране раскатывает со всеми удобствами – вагон с охраной, вагон с кухней и запасом продуктов, вагон с молоденькими секретаршами. И всё же разъезды Якова Михайловича, даже в комфортабельных условиях, были формой опалы. Но он не привык сдаваться. Верхушечный перехват власти ему не удался. Ни страна, ни партия, ни её лидеры не восприняли бы его в качестве приемника вождя. За исключением собственных расставленных кадров он не имел достаточной опоры. И одной из целей своих разъездов Свердлов делает создание такой опоры. Он уже более капитально и обстоятельно готовится к новым раундам грядущей борьбы за власть. Ведь Ленин остаётся кремлёвским кабинетным лидером. А Свердлов общается с руководством и людьми на местах. Пожинает дань угодничества, почёта, лести. Разузнаёт обстановку. Кого-то очаровывает простотой и контактностью, кого-то подчиняет суровой властностью, а то и соблазняет перспективами и покровительством. И они становятся «его» людьми. А он подмечает и запоминает их особенности, слабости, достоинства, недостатки. Всё, на чём со временем можно будет сыграть. Шел на хитрости и не брезговал блефом. В общем хорошо видно, что Яков Михайлович подбирает под себя ещё одно широкое поле деятельности. Становится инициатором рождения новых комитетов, их наставником и верховным куратором, создаёт себе дополнительную опору на национальных окраинах. Из поездки возвращается в середине февраля. И вот тут-то и выяснилось, что между ним и Лениным назрел серьёзный конфликт. Дело в том, что на VIII-м съезде партии предполагалось принять новую программу. А Свердлова к её разработке не привлекали. Оказалось, что программная комиссия всё сделала в его отсутствие. И второе – на 2 марта был намечен 1-й Учредительный съезд Коминтерна. Но Свердлова претендующего на роль международного коммунистического лидера, на съезде Коминтерна не оказывается даже среди делегатов. Его вообще снова отправляют подальше от Москвы. На Украину. Ленин ведь тоже хитрить умел да и собрал другие сведения о своей «правой руке». Но действовал осторожно. Знал, что кругом – люди Свердлова. Осторожничал из соображений собственной безопасности. Но становилось ясно, что он утратил доверие к Якову Михайловичу и стал оттирать его от ключевых высот и решений. Но Свердлов не сдаётся и намеривается дать бой – конечно не в силах дать бой самому Ленину. Но правила игры принимает, считая их выгодными для себя. Ленин не открывает карт раньше времени, действует исподволь. Но и Свердлов, со своей стороны, тоже готовится скрытно. Ведь никто не сумеет поспорить с ним в мастерстве закулисных интриг. Бой должен произойти на VIII-м съезде партии. И Свердлов уже догадывался об этом. Пишет Троцкому с просьбой о поддержке. Лейба Давидович не откажет. Отдельно пишет руководителям Самарского, Вологодского, Воронежского губкомов с указаниями, как себя вести и за кого голосовать. Этих он считает своими, верными ему, Свердлову. Уверен, что и весь Урал за него и старается мобилизовать к съезду все возможные силы. В конце февраля отправляет ещё множество посланий – а сам опять на колёсах. Личный поезд несёт его в Харьков, тогдашнюю столицу Украины, где готовятся сразу два мероприятия – III Съезд компартии Украины и III Всеукраинский съезд Советов.

А в Москве проходит I Учредительный съезд Коминтерна, но уже без Свердлова. В первый раз он не председательствует. Основные доклады делает Ленин. Да и в составе Исполкома Коминтерна Свердлова не оказывается. Вообще. Ну да ничего, он же обладал талантом оборачивать в свою пользу даже проигрышные обстоятельства. И перед ним открываются другие возможности. Наряду с Прибалтикой старается подмять под себя и Украину, везде расставляет нужных ему людей. Кстати, места, по которым путешествовал высокопоставленный чернокнижник, были самыми страшными зонами «красного террора». И Харьков не являлся исключением. Тут орудовали палачи-садисты Фельдман, Саенко, Иесель Манькин.

1 марта открылся съезд компартии Украины. Свердлов в президиуме, он здесь главное лицо. Четырежды приходится выступать с докладами. В бурных дискуссиях разгораются страсти, ведь Украине предстояло принять весь «букет» свердловского «военного коммунизма». В результате против большевиков повернут оружие Махно, Григорьев и многие другие. Только в апреле и начале мая будут зарегистрированы 121 антибольшевистское выступление. Но Свердлов последствий посеянного им народного геноцида уже не увидит. Вечером 6 марта 1919 года удовлетворённый тем, что удалось сделать в Харькове он сел в поезд. И роскошный персональный состав, весело стуча колёсами, помчал его к Москве. И к смерти. Жить ему оставалось менее десяти суток.

История гибели Свердлова во всех источниках приводится некорректно. По официальной – умер от гриппа «испанки». По неофициальной – избит рабочими и скончался от побоев. Но материалы, по поводу смерти Свердлова в архивах имеются. Они  снимают все противоречия. Просто обе версии надо объединить. Выезжая из Харькова он уже чувствовал себя нехорошо. То ли простудился, то ли грипп подхватил. Но расслабляться и не думал, держался. Предстоял съезд партии и жестокая схватка по поводу политической линии. Он имел хорошую налаженную сеть информаторов вокруг Ленина. Троцкий, Каменев, Зиновьев поддерживали Свердлова. А он знал, что может стать объектом атаки и критики. Поэтому готовился серьёзно, в полную силу. Понимал, что нельзя пренебрегать ничем, важен каждый сторонник, каждый голос. На всю поездку до Москвы распланировал целый ряд ответственных встреч и совещаний. Разослал телеграммы: «Белгород. Комитету Коммунистов. Выезжаю из Харькова 6 марта в 21 час. Буду в Белгороде в 23 часа. Прошу прийти в мой поезд совместно с президиумом Исполкома. Пред ВЦИК. Свердлов».

«Курск. Губком коммунистов. Проезжая Курск, считаю целесообразным переговорить по важным вопросам, партийным и советским. Прошу прийти в мой поезд совместно с президиумом Губисполкома. Буду в Курске в 5 часов утра 7 марта. Пред. ВЦИК – Свердлов».

Такие же телеграммы полетели в Орёл, Тулу, Серпухов. В Белгороде, Курске, Орле и Туле ему требовалось обработать нужным образом местное руководство. Подчинить, внушить, настроить, склонить к своей позиции в грядущей съездовской борьбе. Проверить, кто от этих губерний поедет на съезд. Повлиять на выбор делегатов. А в Серпухове располагалась главная ставка Троцкого. Лейбу Троцкого Янкель Мовшевич видел своим главным союзником, намеревался договориться с ним и согласовать действия. Знал, что Троцкому подчиняются войска. Армия. Это на случай поражения на съезде. Значит некогда было болеть, обстановка не позволяла. Поэтому преодолевал слабость и старался победить в себе хворобу старыми, магическими тунгусскими методами. Напрягал волю, внутренними усилиями концентрировал дух в тех или иных участках организма. Шептал сакральные слова и делал пассы. Так свидетельствуют секретарши. Рисовал магические фигуры, призывая до сих пор верно повиновавшихся ему духов тьмы… И в этой самой тьме, обступившей его со всех сторон, мчался вперёд спецпоезд.

Но в Белгороде совещание затянулось на два часа, и в Курске большевистское начальство ждало, прыгая по перрону от холода и высматривая, когда же покажется всемогущий повелитель. Но и персонал спецпоезда и самого себя Свердлов изматывал напряжённым графиком и бессонной ночью. Но вот Белгород и Курск остались позади. В 10 часов утра 7 марта состав стал тормозить у станции Орёл. Но вместо чинной и почтительной делегации коммунистических властей в вагон влез только один председатель Орловского губисполкома Б. М. Волин (Фрадкин). Бледный и трясущийся. Оказывается, забастовали орловские рабочие и железнодорожники здешнего депо. Доведённые до отчаяния невыносимыми условиями скотской жизни. Их дети пухли от голода, жёны дошли до истощения. Никакие хлебные карточки уже давно не отоваривались и их близкие начали умирать. Фрадкин трепетал, что то бормотал в своё оправдание, объяснял, что не могут ни уговорить ни утихомирить. Тысяча человек в депо и много на площади – митингуют и буйствуют. Свердлову такая неожиданность была абсолютно не в жилу. И без того с трудом переживал недомогание и дурь бессонницы, чтобы удержаться в графике. Ведь впереди ждали власти Тулы, а Серпухове Троцкий. Наконец ждала Москва, где нужно было обрабатывать делегатов и плести закулисные нестандартные ходы. Объехать Орёл и следовать дальше? Но это было уже невозможно. Бастовали-то железнодорожники! И перекрыли движение. Узнали, кто к ним едет. И пропускать отнюдь не были намерены. Свердлов решил вмешаться. Сам. Выйти и угомонить. Он ведь любил и умел ораторствовать на митингах. В конце концов, можно было наобещать и разобраться – мол, приеду в Москву, а там уладим. Рассчитывал управиться быстро. Накинул пальто и вышел. Высыпала и охрана. В её окружении решительно зашагал к рабочим. Но не учёл, что перед ним была голодная, разъярённая и враждебная масса. Возмущённая страданиями своих родных, беззакониями и безобразиями властей, хаосом и развалом в своём городе и стране. И вот перед этой взбудораженной толпой появляется тот, один из тех, кто виновен во всех их бедах. Маленький, щупленький, пархатенький, но напыщенный от сознания собственной значимости, от роли вершителя судеб, привыкший к почестям и безоговорочному послушанию. Гордый, самоуверенный… И прорвало! Как электрический заряд накопившийся в туче, а потом вдруг… Молния. В Свердлова полетели камни, целый град поленьев заготовленных для паровозов, острые куски угля… Посыплись удары – кто куда попал. Охрана, преданная как собака, кинулась на толпу – бить, хватать рабочих. Но и рабочие озверели – встретили охранников кольями, подручными монтировками. Закипела драка. Тех, кого охрана схватила, железнодорожники кинулись отбивать. Охрана пустила в ход револьверы, раздались выстрелы. Но рабочие не уступали. А оглушённый председатель ВЦИК был сбит с ног и лежал на ледяной, промёрзшей земле. Охрана дралась до крови – а про него забыли…

Молоденькие девушки-секретарши в поезде, услышав шум, вопли, крики, пальбу, перепугались, попрятались, дрожали от страха, что озверевшая толпа их растерзает. Нет, в поезд толпа не ворвалась. Драка продолжалась, да только помочь Свердлову оказалось некому. Он оставался лежать на земле. Одна из секретарш П. С. Виноградская через 53 года писала: «Вот тогда-то он и простудился». Нет. Простудился он раньше в Харькове. А во время массовой драки в Орле был сбит и валялся на льду, застуживая лёгкие… И потусторонние, магические стражи, и духи туруханских шаманов, и шкура пса, оставшаяся в Московской квартире – не спасли. Смерть начала входить в организм далеко от теплой кремлёвской квартиры – в Орле. Да и то сказать, какой потусторонний страж или дух поможет, если Сам Господь решил, что чаша кровавых злодеяний этого изверга исполнилась? В городе с названием Орёл. В христианстве – орёл это символ победы, иконографический знак св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Того, кто предсказал приход и временное торжество антихриста. Но не только торжество, а и конечное его поражение. И если коснуться более древних, дохристианских верований, то орёл всегда выступает символом добра и Света. А не Тьмы. И он символизирует добро торжествующее. Добро, побеждающее Зло. Об этом говорят древние скульптуры орла, держащего в своих когтях змею и клюющего её. Этот сюжет дошёл до нас из глубины тысячелетий и всегда имел определённый смысл. Победу добра над злом. Ведь змея означала сатану и в самом начале Библии сказано, что именно «змей был хитрее всех в саду». (Бытие, 3,1).

Вот и получилось, что город Орёл «клюнул» чёрного оккультиста и эмиссара сил зла. Да так «клюнул», что лежал изувер на мартовском льду и утекал из него дух зла, всасываясь в холодную морозную землю. Рабочие разбежались. Было много убитых и раненых. Охрана тоже была избитой. Железнодорожников разогнали – а как дальше ехать? Ведь паровоз нужно заправить водой и топливом, открыть семафоры, переставить в нужное положение стрелки. И только потом вспомнили, наткнулись на валяющегося Свердлова. Подхватили, понесли в вагон. А помощь оказать не смогли. В Орле спецпоезд простоял долго. Пока рыскали по городу и ближайшим станциям в поисках железнодорожников для восстановления движения. Дальше ехали уже без остановок, без встреч и совещаний. В Москву Свердлова привезли 8 марта, с синяками, ссадинами и всего перебинтованного. Подключили лучших врачей-специалистов. Но ничего уже не помогало. К умирающему пришли Дзержинский, Троцкий, Ярославский… пришёл даже Сталин. Не зашёл только один человек – Ленин. У постели своей «правой руки» вождь так и не появился. Узнал нечто такое, что человек этот стал ему лично неприятен и он не хочет его видеть. И нападение на Свердлова почему-то было скрыто. И никакой мести со стороны большевиков орловским рабочим в документах не отмечено. Когда застрелили большевика Володарского – за это ответили жизнями тысячи. Когда убили Урицкого – снова тысячи. Сам Дзержинский расследовал. А Свердлов был куда более крупной фигурой чем какие-то там «володарские» и «урицкие». Но никто из высокопоставленных деятелей ВЧК и органов юстиции для расследования в Орёл не приезжал. И морей крови не последовало. За исключением крови тех рабочих, кто пострадал в схватке с охраной. Спустить дело на тормозах или наказать в конечном счёте зависело только от Ленина. Но получилось, что инцидент в Орле помог ему решить очень серьёзную проблему. С его дороги само собой убралось препятствие, которое он намеривался преодолевать на VIII-м съезде партии. И отсутствие Ленина у постели больного, затушевание нападения и его безнаказанность – это что-то гораздо большее, чем результат обычных политических разногласий. И если бы в то время пострадали Бухарин, Зиновьев или Подвойский, то реакция была бы иной. Но здесь явно просвечивалось и добавлялось что-то ещё. Персональное.

В бреду Свердлов метался, кричал, искал какие-то резолюции и называл имя Ленина, ведь собирался дать ему бой. И если кто-то из редких посетителей слышал это, то не исключено, что передал адресату. Но даже в бреду не обмолвился о своей золотой «заначке» и о том, где прятал ключ от сейфа. Запрограммировал себя, не проболтаться о самом сокровенном – и не проболтался. Значит всё ещё верил, что выживет. Неужели могущественные сатанинские силы не помогут ещё раз своему «избраннику»? Нет, не помогли. А когда умер, Ленин всё же появился. Видимо счёл, что в таком случае неудобно не зайти. Заглянул на 10 минут. Был Яков Михайлович «чужим» среди «своих». Умирал одиноким. И даже близким родственникам не решился доверить свою «золотую» тайну. 16 марта повлеклась душа его. Куда? Это уже не наше дело.

В тот же день 16 марта собрался Пленум ЦК партии и отменил директиву Свердлова о казачьем геноциде. Но было уже поздно. Везде полыхали казачьи восстания, а «якиры», «землячки» и «голощёкины» заливали их Кровью. 17 марта Театральную площадь в Москве переименовали в площадь Свердлова. А 18-го состоялись похороны. Закопали у Кремлёвской стены. Таким образом Свердлов оказался зачинателем. Его могила стала первой в числе тех кто оказался у стены, а не в стене. Контратака которую он готовил против Ленина, без него, ясное дело, не состоялась. Но в коммунистическом руководстве оставалось ещё много людей, связанных с тёмными силами – Троцкий, Зиновьев, Каменев, Радек, Бухарин… Но об этом разговор отдельный.

Когорта «свердловцев» после смерти красного палача рассыпалась. Большинство из них стали в последствии троцкистами и были уничтожены по приказу Сталина в тридцатых годах. Иерарх «сил неведомых» Якоб Шифф, главный вдохновитель и спонсор российских революций, умер в 1920 году. Янкель Юровский активно занимался аферами по перепродаже русских сокровищ за рубеж. Вскрылась его попытка вывести за границу царскую корону, державу и скипетр. Та самая попытка, которую в фильме «Корона российской империи» приписали штабс-капитану Овечкину. Но в реальности это было дело рук «свердловца» и цареубийцы Юровского. Однако, после разоблачения сокровища вернули с дороги, а дело замяли. В 1927 году пуля нашла и Войкова (Пинхуса Вайнера). А жаль. Потому что Войков на посту полпреда проворовался и находился под следствием. Потом коллеги шутили: «Если бы не пуля, быть бы Войкову в советской тюрьме, а не в Кремлёвской стене». В 1937 году многие «свердловцы» пошли под расстрелы – Белобородов, Бокий, Петерс, Лацис, Уншлихт, Бела Кун, Крыленко, Чуцкаев, Дидковский, Герцман и т.д. Некоторых достреливали уже во время войны – Голощекина, Сафарова. Из родни Свердлова высоко взлетел только Генрих Ягода – всесильный шеф НКВД. Но и его расстреляли. Сегодня потомки Свердлова и его родни живут среди нас. Потому, что родителей не выбирают. Но гораздо печальнее то, что среди нас (и «над нами») живут, процветают и успешно действуют не генетические, а духовные «наследники» Свердлова. Враги и разрушители Православия, российского народа и государственности. Потому, что места «эмиссаров сил неведомых» вакантными не бывают…И когда работалось над этой статьёй, то было чувство, что копаешься в грязи, продираешься через неё и пропускаешь через себя. И возникало ощущение, будто сам пачкаешься. И хотелось умыться – холодной, чистой, родниковой водой. Потому, что Свердлов был одним из самых ярых гонителей христианства, цареубийцей, палачом крестьянства, истребителем офицерства и казачьего геноцида. А статью писал священник и монархист по убеждениям. Отсюда и такой взгляд на данную историческую фигуру. Тем более, что все блеклые труды о Свердлове, изданные в советское время, трудно назвать объективными. Выдуманных фактов в этой статье нет. А насколько верно, об этом судить не мне, а читателям. Могут сказать, что ведь не только плохое было, но и хорошее, ведь боролся-то он за некие высокие идеалы – свободу, равенство, братство…

Простите, а за чью именно свободу, и за какую? За собственную – казнить и миловать? И какое равенство с братством могло быть между голодающими железнодорожниками Орла – и владельцем сейфа, набитого золотом? Поэтому и сами лозунги «свободы, равенства и братства» являются не более, чем химерой. Такой же химерой, как пришедшие нынче им на смену идеалы «демократических свобод» и «прав человека», усердно внедряемые Западом и отечественными «наследниками» свердловых. Идеалы, которые на деле выливаются в беспредел проходимцев, в «свободы» и «права» только тех, кто может себе позволить их оплатить. Потому, что истинное равенство и братство людей возможно только перед Лицом Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. И реальная свобода у человека существует только одна. Та, что дал ему Сам Господь – свобода выбора между Добром и Злом. И отнять эту свободу не может у человека никто, никогда, пока он жив.

День новомучеников и исповедников Церкви Русской.
Протоиерей Леонид Константинов
04 февраля 2018 г.
г. Белгород

 
niceText